Максимилиан Волошин Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин  

Аудиостихи




Главная > Переписка > Письма Е.И. Замятина к М. Волошину


 

Письма Е.И. Замятина к М. Волошину




 

2. 7 января 1924 г. М. Волошин. (Единственное сохранившееся его письмо к Замятину.)

           Дорогой Евгений Иванович! Ваше письмо было первым ушатом холодной воды, который сразу поохладил мое стремление на север, а затем Чуковский, Вересаев и др. убедили меня в полном идиотизме такого предприятия. Невозможность литературного заработка сразу отрезает все мечты о поездке. А везти с собой "караваны верблюдов"... Я этим слишком много занимался и в иносказательном, и в прямом смысле (10 месяцев в Центральной) Азии, в дни моей юности, я был начальником каравана из 22 верблюдов, из которых каждый был похож профилем, повадкой и нравом на Мандельштама: представляете, какое наслаждение!!). Нет -- я предпочитаю сидеть в Коктебеле и использовать давление нашего гидравлического пресса на медленное выдавливание веских строчек стихов.
           А в Коктебеле неиссякаемо прекрасно: до 23 декабря стояла летняя теплынь, и клубились Тернеровские туманы. А потом барометр сошел с ума, море стало на задние лапы... И пошел такой невообразимый кавардак в течение двух недель, что за это время потонуло 30 судов -- ив том числе несколько иностранных пароходов, нагруженных русским хлебом. У нас переливало через дорогу, выдавило ветром несколько стекол и выкинуло на берег несколько хороших корабельных балок. Черное море редко позволяет себе такие океанские дебоши. А на этот раз это был совершенно исключительный чертогон. Сезоны менялись по 10 раз в день: и жара, и мороз, и снежная метель, и солнце, и ливень -- все на протяжении одних суток и снова, и снова, и снова...
           Сидим мы, замуровавшись на зиму (Иосиф Викторович, Александра Александровна {И. В. Зелинский (см. с. 473). А. А. Вьюгова -- вдова ученого.}, Маруся и я), не видим никого. Каждый занимается своим делом: Иос. Викт., в каскетке и в шубе Лира, лежит навзничь на постели, прикрывшись с головой прошлогодним N "Известий", и, держа в руке светильник, из-под низу читает советские новости "между строчек".
           Александра Александровна омолаживает вчерашний борщ "водищей" и неутомимо кудахчет про Вятку и Пучежь. Маруся делает десять дел зараз или болеет самыми мучительными болезнями, проковыряв себе ухо вязальной спицей.
           Я сижу, уткнувшись носом в книжку, или вправляю стихам вывернутые позвоночники.
           Прочел "Уездное". Очень хорошо. Крепкая фольклорная мозаика. Но больше радуюсь теперешним Вашим путям. С большим интересом прочел Вашу статью о современной прозе (в "Современном искусстве") {Имеется в виду журнал "Русское искусство", N 2--3 за 1923 г.}. Очень хорошая и крепкая манера определений -- совсем не критическая. Это-то и прекрасно. Кое с чем не согласен. Но очень свежо и сочно.
           Очень жду Ваших книг. Т. к. я не приеду, то посылайте сюда. И напоминаю Вам Ваше обещание вместе с Чуковским прислать мне "Современный Запад" (N 1, 3, 4 -- второй у меня есть), "Восток" и книжек "Всемирной литературы" -- что получше. Сейчас за каждую новую книгу буду благословлять приславшего! Если возможно достать N (толстой) "России" и "Литературной мысли",-- буду очень благодарен. Писать туда критические статьи? Да что же теперь возможно писать? Ведь сейчас марксистское миросозерцание регламентировано обязательным, а у меня от него мозги тошнит. Нет, из этого ничего путного не выйдет. Не соблазняйте, Евгений Иванович.
           Книги посылками доходят аккуратно. Бандеролями -- нет. А шляпу, я надеюсь, Вы привезете в Коктебель лично будущим летом, т. к. жду Вас непременно. Открытку из Москвы не получал: только одно письмо. Маруся лежит в постели и просит Вам передать, что Вас любит крепко и целует, и зовет, в чем я всецело к ней присоединяюсь. Александра Александровна тоже просит приписать, что она вовсе не курица.
           Максимилиан Волошин.


Е.С. Кругликова. Максимилиан Волошин

Шарж Н. Евреинова. Коктебель, 1918

Портрет работы В. П. Андерса. Коктебель, 1927


3. 19 января 1924 г.

Дорогой Максимилиан Александрович. Каково Вам зимой коктебельствуется? Меня Коктебель развратил совсем: привык к солнцу - и под петербургским ватным небом все время не по себе. Ползимы прошло почти зря: в суете, в людях, в заседаниях. Всего кончил один рассказ и...

4. 20 ноября 1924 г.

Дорогой Максимилиан Александрович. От прочитанной за эти дни горы рукописей -- в голове у меня сейчас, как в вагоне III класса на пятые сутки: дымно, ватно и путано. Напишу только немного - и, должно быть, несуразно. Диво дивное: разрешен журнал.Имя ему...

5. 10 августа 1924 г.

Дорогой Максимилиан Александрович, пишу Вам из России - самой настоящей, с черноземом, Доном, соломенными крышами, лаптями, яблоками. Воздух - как парча - весь расшит запахами яблок разных сортов: пахнет аркадом, шелковкой, малокваской, лимонкой...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Максимилиана Александровича Волошина. Сайт художника.