Максимилиан Волошин Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин  

Аудиостихи




Главная > Переписка > Письма М.А. Цветаевой к М. Волошину


 

Письма М.А. Цветаевой к М. Волошину




 

5. Москва, 5-го января 1911 г.

          Я только что начала разрезать "La Canne de Jaspe"1, когда мне передали Ваше письмо. Ваша книга - все, что мы любим, наше - очаровательна. Я буду читать ее сегодня целую ночь. Ни у Готье, ни у Вольфа2 не оказалось Швоба3. Я даже рада этому: любить двух писателей зараз - невозможно. Будьте хорошим: достаньте Генриха Манна. Если хотите блестящего, фантастического, волшебного Манна, - читайте "Богини", интимного и страшно мне близкого - "Голос крови", "Актриса", "Чудесное", "В погоне за любовью", "Флейты и кинжалы".
          У Генриха Манна есть одна удивительно скучная вещь: я два раза начинала ее и оба раза откладывала на грядущие времена. Это "Маленький город".
          Вся эта книга - насмешка над прежними, она даже скучнее Чехова.
          Менее скучны, но т<а>к же нехарактерны для Манна "Страна лентяев" и "Смерть тирана"4.
          Я в настоящую минуту перечитываю "В погоне за любовью"5. Она у меня есть по-русски, т. е. я могу ее достать.
          В ней Вас должен заинтересовать образ Уты, героини.
          Но если у Вас мало времени, читайте только Герцогиню6 и маленькие вещи: "Флейты и кинжалы", "Актрису", "Чудесное". Очень я Вам надоела со своим Манном?
          У Бодлера есть строка, написанная о Вас, для Вас: "L'univers est egal a son vaste appetit". Вы - воплощенная жадность жизни7.
          Вы должны понять Герцогиню: она жадно жила. Но ее жадность была богаче жизни. Нельзя было начинать с Венеры!
          До Венеры - Минерва, до Минервы - Диана!8.
          У Манна т<а>к: едет автомобиль, через дорогу бежит фавн. Все невозможное - возможно, просто и должно. Ничему не удивляешься: только люди проводят черту между мечтой и действительностью. Для Манна же (разве он человек?) все в мечте - действительность, все в действительности - мечта. Если фавн жив, отчего ему не перебежать дороги, когда едет автомобиль?
          А если фавн только воображение, если фавна нет, то нет и автомобиля, нет и разряженных людей, нет дороги, ничего нет. Все - мечта и все возможно!
          Герцогиня это знает. В ней все, кроме веры. Она не мистик, она слишком жадно дышит апрельским и сентябрьским воздухом, слишком жадно любит черную землю. Небо для нее - звездная сетка или сеть со звездами. В таком небе разве есть место Богу?
          Ее вера, беспредельная и непоколебимая, в герцогиню Виоланту фон Асси.
          Себе она молится, себе она служит, она одновременно и жертвенник, и огонь, и жрица, и жертва.
          Обратите внимание на мальчика Нино, единственного, молившегося той же силе, к<а>к Герцогиня. Он понимал, он принимал ее всю, не смущался никакими ее поступками, зная, что все, что она делает, нужно и должно для нее.
          Общая вера в Герцогиню связала их до гроба, быть может и после гроба, если Христос позволил им жить еще и остаться теми же.
          К<а>к смотрит Христос на Герцогиню? Она молилась себе в лицах Дианы, Минервы и Венеры. Она не знала Его, не понимала (не любила, значит - не понимала), не искала.
          Что ей делать в Раю? За что ей Ад? Она - грешница перед чеховскими людьми, перед [нрзб. - З. Д., В. К.] земскими врачами, - и святая перед собой и всеми, ее любящими.
          Неужели Вы дочитали д<о> с<их> п<ор>?
          Если бы кто-н<и>б<удь> т<а>к много говорил мне о любимом им и нелюбимом мной писателе, я бы... нарочно прочла его, чтобы т<а>к же длинно разбить по всем пунктам.
          Один мой знакомый семинарист (Вы чуть-чуть знаете его) шлет Вам привет и просит Вас извинить его неумение вести себя по-взрослому во время разговора9. Он не привык говорить с людьми, он слишком долго надеялся совсем не говорить с ними, он слишком дерзко смеялся над Реальностью.
          Теперь Реальность смеется над ним! Его раздражают вечный шум за дверью, звуки шагов, невозможность видеть сердце собеседника, собственное раздражение - и собственное сердце.
          Простите бедному семинаристу!
          
          Марина Цветаева.


1"Яшмовая трость" - книга рассказов Анри де Ренье (1864-1935), французского писателя, очень ценимого Волошиным.
2Готье - книгопродавец, Вольф - книгопродавец и издатель.
3Швоб Марсель (1867-1905) - французский писатель.
4Имеется в виду роман Г. Манна (1871-1950) "Учитель Гнус, или Конец одного тирана".
5Роман "Погоня за любовью" был напечатан в 1910 г. в издательстве "Современные проблемы".
6Имеется в виду трилогия Г. Манна "Богини, или Три романа герцогини Асси".
7Цветаева приводит и вольно переводит вторую строку из стихотворения Бодлера "Путешествие".
8Название частей трилогии Г. Манна "Богини".
9При первой встрече с М. Цветаевой (в то время она была острижена наголо после болезни) М. Волошин сказал: "Вы удивительно похожи на римского семинариста".


Рисунок М.А. Волошина

Художник Петр Николаевич Троянский (x-1923)

К.Д. Бальмонт и В.Я. Брюсов


6. Москва, 7-го января 1911 г.

Какая бесконечная прелесть в словах: “Помяни... того, кто, уходя, унес свой черный посох и оставил тебе эти золотистые листья” [Стихотворение Анри де Ренье “Нет у меня ничего...” из сборника “Игры поселян и богов”]. Разве не вся мудрость в этом: уносить черное и...

7. Москва, 10-го января 1911 г.

Благодарю Вас за книги, картину, Ваши терпеливые ответы и жалею, что Вы так скоро ушли. Благодарю еще за кусочек мирты, — буду жечь его, несмотря на упрямство спички: у меня внизу затопят печку. Сейчас Вы идете по морозной улице, видите людей и совсем другой. А я еще...

8. Москва, 14-го января 1911 г.

После чтения “Les rencontres de M. de Breot” Regnier...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Максимилиана Александровича Волошина. Сайт художника.