Максимилиан Волошин Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин  

Аудиостихи




Главная > О творчестве > Проза > Дневники > Дневник. 1901-1903 г


 

Дневник. 1901-1903 г




 

7. 9 августа. Неаполь.

          Буду продолжать. Мне бы хотелось поскорее перейти к тому, что было этой весной и что еще теперь не кончилось, Но надо досказать историю моего первого грехопадения. Я встретился с той женщиной еще раз. Это было после возвращения из Испании1. Меня опять охватило то состояние, при котором я ни о чем не мог думать, кроме женщины. Я проходил мимо Бюлье2, и мне страшно захотелось войти туда и взять себе женщину. Но что-то удерживало меня. Это не были нравственные правила, ни страх болезни — я об этом не думал. Это была застенчивость непривычки. Я не раз бывал в Бюлье, чтобы смотреть на лица танцующих и иногда рисовать. Но когда я подошел к дверям, я вдруг испугался и вспомнил, что мне нужно в Cabinet на другую сторону площади, и ушел.
          Потом я вернулся и вошел в залу. У меня не было ясного намерения, но мне казалось, что все знают, зачем я сюда пришел. Когда же разные женщины старались поймать мой взгляд или предлагали угостить их, я испуганно уходил в сторону, делая вид, что я не замечаю их.
          И тут я столкнулся лицом к лицу с Сюзанн. Я хочу отвернуться, но она узнает меня и здоровается.
          “Ты ведь меня угостишь?”
          И мы идем к столикам. Мы садимся. У ней плоское парижское лицо и синяки около глаз. Мне она совсем не нравится. Гарсон подает два бокала. Она подвигается очень близко ко мне касается меня коленями и закрывает мои ноги своей юбкой. Я чувствую, что во мне просыпается животное.
          “Ведь мы пойдем ко мне? Правда?” —спрашивает она.
          Я чувствую такое стеснение, что мое тело делается деревянным. Сквозь сдавленное горло я произношу что-то — верно “да”.
          “Погоди, я только протанцую еще этот вальс” — и она уходит. Я вижу, как она говорит с другой женщиной в велосипедных шароварах и, кивая в мою сторону, произносит:
          “Это мой... с Rue Ecole de Medicine” (С улицы Училище медицины (франц.))
          И мне хочется воспользоваться моментом и убежать, но я чувствую на ногах прикосновение ее колен и остаюсь.
          Она возвращается. Я достаю портмоне, чтобы платить. “Сколько?”
          — 60 са... — говорит гарсон. Но она выразительно в упор смотрит на него.
          “Два франка-с”, — поправляется моментально он. Я плачу. И вот мы идем вдоль темной и сырой аллеи Обсерватуар. Она через два шага подпрыгивает и напевает. Я хочу принять развязный и веселый вид. Но не могу. Меня гложет мысль: “а вдруг меня увидят мои знакомые?” Мне хочется представить из себя кутящего парижского студента, но я принимаю только еще более мрачный и серьезный вид.
          Стараюсь взглянуть со стороны и нахожу, что у меня страшно глупый вид.
          Дорога до ее дома — это пытка. Опять мы входим по темной лестнице. Она заходит в контору и долго топчется. Затем мы идем в ее комнату, только не старую, а другую — значительно выше, меньше и грязнее.
          “Ты мне дашь опять 20 франков?” — спрашивает она нежным голосом. У меня всего 20 fr. в кармане, и это все мои деньги. Кроме того, я слышал, что 20 франков — это слишком большая цена. И я говорю: “Нет, я сегодня не могу тебе дать больше 10 франков”.
          Она сразу делает сердитое лицо и деловитым голосом говорит, что за 10 франков она не может. Близость ее тела уже ослепляет и горячит меня. Идет отвратительный торг, и я все-таки остаюсь. Она берет 15 франков и говорит, что ей надо сперва спуститься, чтобы заплатить за комнату, а то хозяин ее не хочет держать. Эта подробность на меня не производит впечатления. Я жду ее довольно долго. Мне вспоминаются рассказы об ловушках и западнях. Для ободрения я вынимаю перочинный ножик и смотрю на него. Слышны шаги. Я торопливо прячу его в карман и делаю вид, что смотрю в зеркало.
          “Ты боялся?” — спрашивает она и начинает раздеваться. “Pofission...” — говорит она. “Tu est un grand baiser” (Шалун... Ты прекрасный любовник (франц.)).
          Во всем этом что-то казенное. Я испытываю ощущение, как будто пью какое-то лекарство, закрыв нос, чтобы не слышать скверного запаха. Я ухожу еще с большим отвращением, чем в первый раз, и повторяю про себя:
          “Больше никогда... Больше никогда...”
          Даже физическое облегчение не может заглушить того отвращения, которое расползается по душе.


1 После возвращения из Испании — т.е. после 22(9) июля 1901 г.
2 Бюлье — публичный танцевальный зал в Латинском квартале, на авеню Обсерватории, сборный пункт студенчества.


Е.С. Кругликова

Автопортрет Максимилиана Волошина

Автопортрет Максимилиана Волошина


8. Paris. 9 сентября.

Теперь мне хочется припомнить по порядку все, что было прошлой весной перед моим отъездом. Все завязалось во время той знаменательной прогулки в Монмартр, которой мы с Косоротовым придавали потом в Неаполе такое почти мистическое значение. Но это были его события..

9. 15 октября 1902.

Я зашел с Поляковым к Бальмонту, чтобы пойти на Монмартр, как было условлено. Стучим. Молчание. Но щель освещена. Потом шаги. Отворяет mademoiselle Христенсен...

10. 9 Rue Campagne Previere.*

Жить в новой комнате — это немного переменить себя. Я с радостью ощущаю простор и высоту. Проснувшись, я вижу облака, которые сквозь стекла текут над моей головой. Сквозь стеклянную стену — мокрые глыбы растрепанных деревьев и громады домов — не рядами, а как-то разбросаннее в беспорядке. И куда ни глянешь, всюду только стекла мастерских...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Максимилиана Александровича Волошина. Сайт художника.