Максимилиан Волошин Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин  

Аудиостихи




Главная > Переписка > Переписка М.А. Волошина и М.А. Булгакова


 

Переписка М.А. Волошина и М.А. Булгакова




 

Переписка с Михаилом Булгаковым. (Часть вторая.)

          По воспоминаниям Н. Л. Манухиной (1893- 1980), жены Г. Шенгели - Булгаков был режиссером одной из шарад, поставленных в Доме поэта. Темой шарады выбрали слово "Навуходоносор". Первое: "на в ухо!" - раскрывалось сценкой: таверна, попойка, драка. Затем шло слово "донос". И, наконец, Мария Степановна ходила "по двору" и кричала: "Опять кто-то насорил!" - "ор". Целое изобразил Волошин: задрапированный в простыню, он "вдруг взвизгнул, встал на четвереньки и стал жрать траву". Любовь Евгеньевна участвовала в представлении в качестве актрисы.
          Булгаковы бывали на музыкальных вечерах, устраивавшихся в Доме поэта. Юрист из Харькова П. Ф. Домрачев - "дядя Петя" - играл на скрипке, а М. А. Пазухина - на рояле. В письмах последней к мужу запечатлен интерес Булгакова к ее игре. Любовь Евгеньевну поразил "удар" хрупкой с виду пианистки: после игры она сделала ей комплимент. "Когда Вы заиграли, я даже привскочила на месте, толкнула Мишу в бок и говорю: "Ты слышишь?" И потом все обсуждала с ним". В этом же письме (от 7 июля 1925 г.) Мария Александровна отмечает: "Сам Булгаков тоже играет на рояле..."
          Большим успехом пользовался в Доме поэта младший, полуторагодовалый сын Марии Александровны, Вадим, 25 июня она писала мужу в Москву: "Твой Дым сделался положительно приятелем всех писателей. На берегу он переходит от одного к другому... Особенный любимец он у писателя Булгакова и его жены. Она мне как-то на днях при встрече сказала, что влюблена в моего Дыма; он сам подолгу забавляется с ним на берегу, они там кувыркаются, тот встает вниз головой, Дым ему подражает, чем очень потешает; а сегодня Булгаков встретил его приветствием: "Здравствуй, красавец мой неописуемый".
          Очень большое впечатление произвел на Булгакова Борис Исаакович Ярхо (1889-1942), получивший в Доме поэта имя "Бобочки". Литературовед и переводчик, специалист по латинской поэзии - античной и средневековой, полиглот, он поражал чудовищной эрудицией и анекдотичной отвлеченностью. В Коктебель он приехал (впервые) в начале июля: Булгаков видел его несколько дней. Но впоследствии, возможно, общался с ним в Москве. По предположению М. О. Чудаковой, Б. И. Ярхо стал прототипом Феей в 11 главе первой редакции романа "Мастер и Маргарита".
          По воспоминаниям Л. Е. Белозерской, Булгаковы встречали в Коктебеле также А. С, Грина с женой, приезжавших из Феодосии, и Ю. Л. Слезкина, "мелькнувшего на коктебельском горизонте". (В письме к Волошину от 7 мая 1926 года Слезкин признавался: "Прошлое лето, живя бок о бок с Вами, я не смел докучать Вам...")
          Еще в 1924 году Волошин завел книгу впечатлений о Коктебеле, которую назвали "Книгой разлук". Очевидно, что записи о Коктебеле гости Дома поэта оставляли перед отъездом. Туда писали В. Я. Брюсов, А. Белый, Э. Ф. Голлербах. Возможно, и Булгаков... К сожалению, "книга" эта была впоследствии отдана кому-то для копирования - и в Дом уже не вернулась. Но, возможно, еще появится "на свет"!
          А время прощаться наступило. 5 июля Волошин дарит Булгакову свой сборник "Иверни" (М., 1918), надписав: "Дорогой Михаил Афанасьевич, доведите до конца трилогию "Белой гвардии"... Максимилиан Волошин". На своей акварели, подаренной Булгакову в тот же день, Максимилиан Александрович написал: "Дорогому Михаилу Афанасьевичу, первому, кто запечатлел душу русской усобицы, с глубокой любовью. Тех не отпустит Коктебель, Кто вкусил тоски полынной".
          О дне отъезда Булгаковых из Коктебеля мы узнаем из писем той же М. А. Пазухиной. 8 июля она сообщала мужу: "Вчера уехали лучшие для меня: Леоновы и... Булгаковы". В Феодосии Булгаковы встретились с супругами Н. В. и В. А. Успенскими, друзьями Волошиных (которым сказали: "Вы не знаете Дыма? Ну, так Вы не знаете Коктебель!"). Затем посетили галерею И. К. Айвазовского, впервые увидев там портретные работы прославленного мариниста. В 18 часов 20 минут на пароходе "Игнат Сергеев" Булгаковы отбыли в Ялту, а через день - уже на автомобиле - в Севастополь. Вечером 9 июля сели в московский поезд, а 10-го, в Лозовой, Любовь Евгеньевна писала Волошиным:
          Дорогая Марья Степановна и Максимилиан Александрович, шлем Вам самый сердечный привет. Мы сделали великолепную прогулку без особых приключений. Качало не сильно. В Ялте прожили сутки и ходили в дом Чехова. До Севастополя ехали автомобилем. Леоновы напугались моря в последнюю минуту. Мне очень не хочется принимать городской вид. С большим теплом вспоминаю Коктебель. Всем поклон и Дыму. Л. Булгакова. Булгаков приписал: "На станциях паршиво. Всем мой привет". Открытка была опущена в Харькове в тот же день.

2

          27 июля в ленинградской "Красной газете" начинают печататься булгаковские очерки "Путешествие по Крыму". 5 октября ленинградка Л. А. Аренс послала Волошиным "вырезку из газеты, где Булгаков пишет о Коктебеле". В архиве Дома поэта вырезка не сохранилась, и неизвестно, как Волошин отнесся к этому очерку. (Э. Ф. Голлербах, например, считал, что в этих "фельетонах" "больше рассуждений о превратностях погоды, чем о коктебельском быте" (письмо к Волошину от 1 декабря 1925 г.).
          26 ноября 1925 г. в письме к С. 3. Федорченко Волошин справлялся: "Видаете ли Вы наших летних друзей: Леоновых, Булгаковых? Они уехали - как в воду канули - ни единой строчки. А очень хотелось бы знать о них". Первым, 18 декабря, "объявился" Леонов, который, в частности, писал: "Мишу Булгакова встречаю редко: оказиями. Он где-то в таинственности пребывает".
          1 марта 1926 года в Москве состоялся литературно-музыкальный вечер в помещении Государственной Академии художественных наук на Пречистенке - "с благотворительной целью для помощи Волошину". Среди выступавших были П. Г. Антокольский, В. В. Вересаев, Б. Л. Пастернак, Ю. Л. Слезкин, С. В. Шервинский. (В машинописной программе, сохранившейся в архиве Волошина, стоят также имена А. Белого и Л. Леонова - но участвовали ли они?..) Как отмечал в своем дневнике поэт Л. В. Горнунг, "М. Булгаков прочел по рукописи "Похождения Чичикова", как бы добавление к "Мертвым душам". Собрали 470 рублей.
          Всем участникам вечера Волошин послал - с очередной оказией - по акварели. М. Булгакову он надписал пейзаж, датированный 15 февраля 1926 года:
          "Дорогому Михаилу Афанасьевичу: спасибо за то, что не забыли о Коктебеле. Ждем Вас с Любовью Евгеньевной летом. Максимилиан Волошин". По-видимому, эту акварель и привезла в Москву "дама в большой черной шляпе, украшенной коктебельскими камнями", о которой упоминает в своих воспоминаниях Л. Е. Белозерская.
          4 апреля 1926 года Волошин пишет Булгакову открытое письмо: 3. 4 апреля 1926 г. - М. Волошин - М. Булгакову
          3 мая Михаил Афанасьевич отвечает: 4. 3 мая 1926 г. - М. Булгаков - М. Волошину
          В тот год Булгаков был занят своими пьесами. 5 октября 1926 года состоялась премьера "Дней Турбиных" во МХАТе, затем - премьера "Зойкиной квартиры" в театре Вахтангова. Еще 27 сентября, до премьеры, писатель Л. Е. Остроумов сообщал Волошину: "Страшный шум царит вокруг Булгакова и его пьесы "Белая гвардия". 6 декабря о "сенсационном успехе" булгаковских пьес писала в Коктебель О. Ф. Головина. О "Зойкиной квартире" она отзывалась: "По-моему, это блестящая комедия, богатая напряженной жизненностью и легкостью творчества, особенно если принять во внимание, что тема взята уж очень злободневная и избитая и что игра и постановка посредственны. Жаль, что его писательская судьба так неудачна, и тревожно за его судьбу человеческую".
          В начале 1927 года, приехав с Марией Степановной в Москву, Волошин и сам смог посмотреть эти пьесы. В его записной книжке значится: 16 февраля - "Зойкина квартира", 25 февраля - "Турбины". В это время Булгаковы жили уже в Малом Левшинском переулке (дом 4, кв. 1) - и, судя по той же записной книжке, Волошины навестили их дважды - 1 марта, в час дня, а 12-го - в 9 вечера. 26 февраля состоялось открытие выставки акварелей Волошина в ГАХН - и можно предположить, что Булгаков посетил ее.
          После этого никаких упоминаний М. А. Булгакова в волошинском архиве не встречается. Думается, однако, что некоторые сведения о его жизни Волошин получал от приезжавших к нему москвичей - и следил за ней с прежним участием...

Составление, подготовка текста, вступительная статья и комментарии Захара Давыдова и Владимира Купченко.

Предыдущая страница


Эскиз портрета работы Б. Кустодиева. Ленинград, 1924.

Портрет работы М. Сабашниковой (неточно). Коктебель, 1906 (неточно).

Не в свитках бурь... (Волошин М.А.)


1. 10 мая 1925 г. - М. Булгаков - М. Волошину

Многоуважаемый Максимилиан Александрович, Н. С. Ангарский передал мне Ваше приглашение в Коктебель. Крайне признателен Вам. Не откажите черкнуть мне, могу ли я с женой у Вас на даче получить отдельную комнату в июле -- августе? Очень приятно было бы...

2. 28 мая 1925 г. - М. Волошин - М. Булгакову

Дорогой Михаил Афанасьевич, буду очень рад Вас видеть в Коктебеле, когда бы Вы ни приехали. Комната отдельная будет. Очень прошу Вас привезти с собою все вами написанное (напечатанное и не напечатанное). Технические сведенья: из Москвы почтовый поезд, прямой...

3. 4 апреля 1926 г. - М. Волошин - М. Булгакову (Открытое письмо.)

Дорогой Михаил Афанасьевич, не забудьте, что Коктебель и Волошинский дом существуют и Вас ждут летом. Впрочем, Вы этого не забыли, т. к. участвовали в Коктебельском вечере, за что шлем Вам глубокую благодарность. О литературной жизни Москвы до нас доходят вести...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Максимилиана Александровича Волошина. Сайт художника.