Максимилиан Волошин Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин  

Аудиостихи




Главная > О творчестве > Проза > Дневники > История моей души. 1907 г.


 

История моей души. 1907 г.




 

3. 3 марта.

          Вчера я приехал. Тоска моя прошла тотчас же, как только я увидел Аморю. В мою комнату вошла Лидия и удивилась, что я приехал. Я пошел тогда в ее комнату, где спала Аморя. Она уже встала и была в красном хитоне, который был мне чужд. Я не мог при Лидии ничего сказать ей, но когда мы ушли в нашу комнату, я почувствовал, что вся тоска моя снесена волной счастья. Я говорил ей, как вчера я отрекался от нее и отдавал ее. Пришла Лидия. Она говорила о том же вчера.
          "Нельзя вносить насилия в эту область. У Маргариты есть своя стихия - нежность. Третий род любви".
          Нежность... в этом слове для меня был исход. За чаем я рассказывал об лекции, об Москве.
          Вячеслав был скептичен, резок, насмешлив. Что-то горело и жгло его. "Я тебя все-таки люблю. Не уважаю, но люблю. Конечно, я бы мог много пунктов для уважения найти".
          После обеда был длинный разговор с мамой об ней самой. "Я чувствую, что я так могу дойти до самоубийства". Я говорил много и долго, упрекал ее в том, что у нее нет активного отношения к людям, ставил в пример Ольгу Михайловну Она была грустна, с тем страшным каменным лицом и каменным голосом, что появился у нее в последнее время. Я лег рано в постель, у меня был жар. Она сидела около меня, и лицо ее совсем преобразилось и оживилось.
          Пришла Аморя. Тогда начался длинный разговор в постели. Я чувствовал рядом с собой это милое детское лицо, эти милые ласковые руки, в которых прохладное успокоение.
          "Я буду покорной, Макс. Он мой учитель. Я пойду за ним всюду и исполню все, что он потребует, Макс. Макс, я тебя никогда так не любила, как теперь. Но я отдалась ему. Совсем отдалась. Понимаешь? Тебе больно? Мне не страшно тебе делать больно. Я гвоздь. Я и его распинаю, и тебя. Он, может быть, единственный человек, вполне человек. Он сразу живет на всех планах, одинаково сильно. Знаешь, когда он смотрел карточку Штейнера, он сказал: "Это специалист". Штейнер отказался от человеческого, а он нет. Он так же велик и остается человеком. Макс, он и твой путь. Ты отречешься от меня. Тебе будет больно. Но ты свой путь найдешь".
          И она медленно крестила меня.
          "Ведь ты меня родил такою, как я есть. Ты мне нашел меня. И я тебя после породила".
          Я сказал: "Значит, ты уже больше никогда не будешь моей". Она вдруг опустила голову и заплакала. И я не мог отличить, плачет ли она или смеется. Мы долго целовали и крестили друг друга. Потом потушили лампу и заснули. Когда скрипнула дверь и вернулся Вячеслав, Аморя накинула шубу на рубашку и ушла. Я зажег лампу и стал читать. Мне не было ни грустно, ни радостно, Я был совершенно спокоен и равнодушен и с интересом читал о динозаврах. После она пришла. "Мы ужинали. Говорили о причастии". Потом мы заснули, и, засыпая, я вспоминал, как днем сквозь сон я слышал голос, который говорил басом: "Макс, пора", "Макс, вставай" - и не мог решить, кто из обитателей башни говорит это и, раскрыв глаза, узнал, что это кошка.


Радужная ночь (Волошин М.А.)

Портрет работы К. Костенко. Ленинград, 1925

Рисунок М.А. Волошина


4. 6 марта. Вторник.

Эти три дня я провел в смутном тумане лихорадки, насморка и острой боли горла. Все притупилось, и боль притупилась. Единственное, что я помню ярко, это астральное видение Вячеслава. Это было в пятницу ночью. К нему пришла Анна Рудольфовна и по очереди приводила всех нас: Аморю, Лидию, меня. "Это дитя мое возлюбленное. Отдаю ее тебе", - сказала она про Аморю. Я, приведенный во сне, сказал...

5. 7 марта. Среда.

Смутный день для меня. Все мои решения и желания переменчивы. Аморя встала утомленная и больная и ушла к Кудрявцеву, сказав, что долго не вернется. Я убрал комнату. Переставил кровати, привел все бумаги и книги в порядок. Утром разговор с Вячеславом в его комнате. "Да, в Маргарите нет ритма, она больна. Но этот ритм она должна найти внутри себя, в своей любви. Одно из двух - или ты...

6. 8 марта. Четверг.

Вчера вечером, когда я писал эти слова, Аморя была у Вячеслава вкомнате. Я слушал каждый звук и думал - если они не разойдутся до утра,я буду сидеть так до утра. Щелкнула дверь Лидии: "Вячеслав,я прихожу сказать тебе, что это бесчестно. Ты знаешь ведь, чтоМаргарите надо спать. Пожалуйста, не приходи ко мне. Я ложусь". Дверьзахлопнулась. Молчание. Мне казалось, что...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Максимилиана Александровича Волошина. Сайт художника.