Максимилиан Волошин Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин  

Аудиостихи




Главная > О творчестве > Проза > Дневники > История моей души. 1907 г.


 

История моей души. 1907 г.




 

9. 12 марта. Воскресенье.

          Я долго не мог заснуть от беспокойства и тоски. Выглядывал в коридор. У Амори - тьма. Лег. Опять зажигал лампу и читал, опять тушил. Вдруг Аморя пришла. "Я не смогла спать от беспокойства и хотела тебя видеть". Ушла к Лидии. Я заснул. Через несколько часов опять пришла Аморя: "Покойной ночи... Мы только что говорили... Решено общее fuoco spirituale"(Духовный огонь (итал.)).* Я радуюсь, но сон сильнее. Утром, когда моюсь, Аморя кличет:
          "Я хотела к тебе вчера прийти ночевать. Но Вячеславу было больно. Я не пошла".
          Негодование мое подымается. Мне трудно побороть его, даже сосредоточиваясь. После длинный разговор с Вячеславом:
          "Если это тебя может успокоить: у меня нет слепой страсти к Маргарите. Только если будет неизбежно, она может стать моей. Даже страстного влечения недостаточно. Конечно я могу обмануться, но ты понимаешь, в каком смысле. Скорее Маргарита может меня обмануть, чем я".
          После мы говорили об всех волнениях этих дней. Я говорю подробно, но уже бесстрастно о моих оскорблениях. Мы выходим радостные, близкие и дружественные. Мы едем с Аморей на выставку и после к Поликсене*. Весенний день. Новая жизнь. Она едет в Царское Село в санаторию, а я еду с мамой в Коктебель, как можно скорее. Летом я приеду в Богдановщину. Мне надо освободиться, самоутвердиться. Я всю свою жизнь ломал и гнул перед Аморей. Для полноты любви мне надо самому свое найти, и тогда только я могу дать ей все.
          По возвращении неприятный разговор с мамой. Я груб и раздражителен. Она очень огорчена и негодует.
          После чая мы все у Амори на постели в комнате Вячеслава. Всеобщий мир и благоволение. "Я за каждый новый день боюсь", - говорит Лидия. У всех такое же чувство. Все стремятся разъехаться, отдохнуть, успокоиться от этой нечеловечески напряженной атмосферы последних дней.


Автопортрет Максимилиана Волошина

Дом М. Волошина в Коктебеле. 1910-е гг.

Холмы из мрамора и горы из стекла.


10. 12 сентября 1907.

Прошло полгода. Полгода в Коктебеле... Я снова даю себе слово продолжать записывать каждый день. Вчера вечером мы вышли с Аморей в горы, недалеко, на холмы по развалинам города. Совсем померкло. Закат был чистый и холодный, точно восход. Пустынные долины были золотисто-черны и дики. Она смотрела на меня снизу и прижималась лицом к...

11. 15 сентября.

Накануне - телеграмма о выезде Нюши и Лайзы. Ночью проснулся от крика в комнате Амори. Она стонала и корчилась в постели и была почти без сознания. Я сел и стал гладить ее руки, "Почему они не пишут?.. Что-нибудь совсем изменилось... Как они меня оскорбили... Лидия меня считает развратной..." Потом она успокоилась. На рассвете я встал и пошел в город. Я сосредоточивался по дороге и...

12. 18 сентября.

Когда мы шли в Феодосию по плоскогорьям, Вайолет сказала мне: "Ты знаешь, моя сестра пишет мне, что она так же представляет тебя в Англии, как большую горную сосну в маленьком городском цветнике". Мне хотелось бы жить между людей, в которых...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Максимилиана Александровича Волошина. Сайт художника.